Category: птицы

Category was added automatically. Read all entries about "птицы".

кристина, или never talk to strangers








С неделю назад я устроил себе фотомарафон вдоль по зелёной ветке по любимой Тверской с шумом и кучей персонажей и сюжетов, чему в первую очередь способствовало ясно дело солнышко с оттепелью. Боекомплект включал Бессу маленькую напузную и Бессу большую гармошкообразную (6Х9) для более эпических полотен. Прогуливаясь мимо старообрядческой церкви на Белой площади заметил, как идущая навстречу девушка с плёнкозеркалкой сверкнула глазками при виде моего маленького чёренького пупомёта. Я прошёл ещё несколько шагов, резко развернулся, обогнал её, сфотографировал с ходу и жестом предложил снять наушники. В течение следующих трёх-пяти минут я пригласил её в студию на портрет и дал ей свои контакты. Она парировала, что ей кажется несколько странным, что незнакомый человек вот так на улице приглашает её неизвестно куда. Я отвечал, что в последнее время много думал об этом и, скорее всего, склонен согласиться. Тем не менее, я предложил ей посетить сайт клуба, который, возможно, добавит немного кредита доверия в мою копилку. Через некоторое время мы созвонились и Кристина пришла в студию (ровно неделю назад). Она маленькая и хрупкая, вынуждена сидеть на инсулиновой игле, работает PR-щиком, как я когда-то, собирает винил и тоже любит Уэйтса (которого, кстати, я сейчас слушаю). Она похожа на серую мышку, которой не хватает совсем капелюшечку дорасти до прекрасного лебедя. Я попытался вытянуть из неё этого лебедя, хотела она того или нет. Когда она позавчера пришла за отпечатками, я убедился, что лебедем ей быть нравится. Она принялась убеждать меня, что надо, надо, надо приглашать девушек на улицах, а я сказал ей, что я решил внять её предыдущему совету и прекратить эти безобразия. Она аргументировала "ну я же пришла", а я не знаю - что мне теперь делать.

В то время, как Кристина прописалась в моей телефонной книге рядом с ушедшей крестницей, шумные клубные вечера начинают меня немного утомлять, и я прячусь от посетителей на чердаке. Я бываю окружён красавицами, как преподобный Хэнк Муди и те, с кого этот персонаж списан, то есть мои любимые писатели, мои братья по разуму и несчастью: это окружение не даёт мне возможности произвести (словами Уэйтса же) emotional investment with romantic dividends, и это - ещё один повод кидаться на прохожих красавиц с предложением описать их фотографически во всём сиянии их неземной красоты. Портреты стали получаться лучше, да, но целибат мой от этого более весёлым не становится, скорее наоборот. Отсутствие финансов - отличный стимул торчать в берлоге безвылазно, а наступившее опять похолодание также стимулирует желание спать как можно дольше, чтобы не сжигать драгоценные калории.

Так начинается голод:
с утра просыпаешься бодрым,
потом начинается слабость,
потом начинается скука,
потом наступает потеря
быстрого разума силы,
потом наступает спокойствие.
А потом начинается ужас.
(сами знаете кто)

Даже за компьютер садиться лень. Мне говорят "Андрей, ты хорошо пишешь, пиши чаще", и я с этой мыслью навожу растворы и начинаю печатать снимки. Фотография начинает становиться моим проклятием. Как говорила баба Зина, проведшая остаток жизни в старообрядческом Саранчете: "Отдых должен заключаться в смене деятельности". Может, заняться музыкой? Гитары нет, денег на гитару нет, писать на компьютере давно неинтересно, хотя может просто стоит сесть и снова понравится. Никаких достижений, помимо небольшого прогресса в портретном деле, а ведь планы-то строились наполеоновские. Кишка, наверно, тонка.

Кстати, о внутренностях. Закончился курс антибиотиков, приуроченный к моему страху в скором времени окочуриться. Да, друзья мои, выясняется что я боюсь смерти! Я был твёрдо убеждён, что от этого страха у меня давно выработано противоядие... Последующие за страшными симптомами ковыряния во мне специалистов разного медицинского толка поставили меня перед фактом: 2-недельный курс антибиотиков и никаких гвоздей. Повиновался. Я забыл, когда препараты по совету врачей принимал, и вообще забыл как они, врачи, выглядят. Ничего так, разные, и пациенты тоже забавные.

Тем временем в минувшую пятницу ко мне наведались аж два человека из прошлого: любимый Стас, с которым мы познакомились на кинооператорском отделении НГТУ в 2000 году, и любимый Снегирь, с которым я познакомился ещё раньше в ИнЯзе (вообще-то его так называют только старые школьные друзья, как он мне недавно поведал, но я с ним знакомился именно как со Снегирём, а не как с Симбой для остальных). Снегирь работает алкобарыгой, вся жизнь его пропитана спиртом (при этом типичных атрибутов бухарика в его внешности не ищите), растит двух детей и сохраняет распиздяйские но очень серьёзные отношения с реальностью. В общем, ребята завалились ко мне с разрывом в несколько минут и с пивом каждый, в то время как я допивал убивающие всё живое внутри капсулы, которые с алкоголем не дружат. Они отправились дальше, в то время как на первом этаже в кафе Вова праздновал свадьбу дочери, а мою каморку наполняли прихожане, некоторые также с алкоголем. Сначала шумно, потом темно и тихо как в могиле, но спать невозможно, сон нейдёт... Приходила ещё до сборища дама из кафе, прознала что я классические портреты делаю и решилась всю свою красоту запечатлеть. Я откопал оставленную Антохой Ultrafine 400 и зарядил её в Практику, решив что так надёжнее. Отщёлкакл даму.

В воскресенье перед отъездом Снегирь с другим Лёхой, Петровым, заехали за мной с целью окультуриться. Долго думали куда ехать, в итоге желание гостя было свято и мы направились на Винзавод. Предварительно я отщёлкакл Лёху с Лёхой. Фотогеничные оба, каждый по своему. Лёша (Петров) водит недавно, и я, сидя на заднем сиденье рядом с детским креслицем, сжимался при каждом Лёшином манёвре. Свежи ещё в душе воспоминанья двухлетней, а потом годовалой давности. На Винзаводе посетили Best of Russia (в целом ощущение поганое, за горсткой исключений), съели по блину (масленица-таки), побродили по унылым модернартовским галереям и в качестве десерта зашли на выставку женского фотопортрета (не уверен как называется, типа "Женщина в жару") и наконец-то получили (по крайней мере я) долгожданный катарсис с апофеозом. Сходите, всем рекомендую, особенно женщинам на пороге старения, хотя, возможно, не стоит... Красиво!

Мы со Снегирём отпустили Петрова (тоже молодого папашу) к семейству, сами же пошли гулять с поллитрой вискаря (мой противожизненный курс уже закончился). Догулявшись до темноты и вернувшись в хижину, мы допили виски, и тут приехала Кристина за снимками. Лёшу я отпустил восвояси, с Кристиной поболтали, я её проводил и сел на диванчик. Долго глядел в одну точку, потом решил закончить день на позитиве и проявить отснятую плёнку. На 15-й минуте проявки я решил глянуть как там плотность негатива (по Ваняткиному совету), решил попроявлять ещё минут 5. В итоге большая часть негативов получилась позитивно-негативными, остальные - тупо в позитиве. Закончил воскресенье позитивно, ничего не скажешь. И дама из кафе, и пятничный сбор, и Лёша с Лёшей, и Юля с глиной - все пошли гулять в пизду по рыжики, материал нематериален.

Пока гулял с Лёхой, наведался на свою старую квартиру, раскулачил хозяев на свои старые подушки - теперь можно спать и не слышать громко своего пульса, как было, когда я использовал в качестве подушки свёрнутый спальник. Антоха завёз мне сегодня вагончик стрёмной Shanghai GP3 с артефактами ракорда на эмульсии. Это хорошо, потому что запасы плёнки истощились. При грамотной проявке и печати можно получить замечательные портреты даже на этот мусор, опыт есть.

И ещё. Я Кристине признался, что пока печатал её портрет - влюбился в неё. И это было не только с ней. Она очень смутилась, видимо, приняла это признание очень серьёзно. Я её успокоил, нельзя такие вещи серьёзно воспринимать, а лучше их не говорить наверно. Сказал, что абсолютно не рассчитываю на эмоциональные инвестиции с романтическими дивидендами. Я к тому, что когда такое происходит, результат получается очень. Очень-очень. А то, что во мне какое-то количество любви булькает пока я работаю с моделью (при съёмке или печати) - это ведь никому кроме меня повредить не сможет. Я надеюсь, даже наоборот. А что касается моего марафона недельной давности, то кроме Кристины результаты удручающие. Надоело мне снимать уличные сценки.

Из трёх миниатюр Кристина выбрала ту, которая показалась мне лучшей (см. выше), хотя все три были неплохи.

Смотрю Вырыпаева, слушаю Нину Симон, читаю Керуака.
Кушаю "Геркулес".

Love & Peace!!!