Category: напитки

Category was added automatically. Read all entries about "напитки".

кристина, или never talk to strangers








С неделю назад я устроил себе фотомарафон вдоль по зелёной ветке по любимой Тверской с шумом и кучей персонажей и сюжетов, чему в первую очередь способствовало ясно дело солнышко с оттепелью. Боекомплект включал Бессу маленькую напузную и Бессу большую гармошкообразную (6Х9) для более эпических полотен. Прогуливаясь мимо старообрядческой церкви на Белой площади заметил, как идущая навстречу девушка с плёнкозеркалкой сверкнула глазками при виде моего маленького чёренького пупомёта. Я прошёл ещё несколько шагов, резко развернулся, обогнал её, сфотографировал с ходу и жестом предложил снять наушники. В течение следующих трёх-пяти минут я пригласил её в студию на портрет и дал ей свои контакты. Она парировала, что ей кажется несколько странным, что незнакомый человек вот так на улице приглашает её неизвестно куда. Я отвечал, что в последнее время много думал об этом и, скорее всего, склонен согласиться. Тем не менее, я предложил ей посетить сайт клуба, который, возможно, добавит немного кредита доверия в мою копилку. Через некоторое время мы созвонились и Кристина пришла в студию (ровно неделю назад). Она маленькая и хрупкая, вынуждена сидеть на инсулиновой игле, работает PR-щиком, как я когда-то, собирает винил и тоже любит Уэйтса (которого, кстати, я сейчас слушаю). Она похожа на серую мышку, которой не хватает совсем капелюшечку дорасти до прекрасного лебедя. Я попытался вытянуть из неё этого лебедя, хотела она того или нет. Когда она позавчера пришла за отпечатками, я убедился, что лебедем ей быть нравится. Она принялась убеждать меня, что надо, надо, надо приглашать девушек на улицах, а я сказал ей, что я решил внять её предыдущему совету и прекратить эти безобразия. Она аргументировала "ну я же пришла", а я не знаю - что мне теперь делать.

В то время, как Кристина прописалась в моей телефонной книге рядом с ушедшей крестницей, шумные клубные вечера начинают меня немного утомлять, и я прячусь от посетителей на чердаке. Я бываю окружён красавицами, как преподобный Хэнк Муди и те, с кого этот персонаж списан, то есть мои любимые писатели, мои братья по разуму и несчастью: это окружение не даёт мне возможности произвести (словами Уэйтса же) emotional investment with romantic dividends, и это - ещё один повод кидаться на прохожих красавиц с предложением описать их фотографически во всём сиянии их неземной красоты. Портреты стали получаться лучше, да, но целибат мой от этого более весёлым не становится, скорее наоборот. Отсутствие финансов - отличный стимул торчать в берлоге безвылазно, а наступившее опять похолодание также стимулирует желание спать как можно дольше, чтобы не сжигать драгоценные калории.

Так начинается голод:
с утра просыпаешься бодрым,
потом начинается слабость,
потом начинается скука,
потом наступает потеря
быстрого разума силы,
потом наступает спокойствие.
А потом начинается ужас.
(сами знаете кто)

Даже за компьютер садиться лень. Мне говорят "Андрей, ты хорошо пишешь, пиши чаще", и я с этой мыслью навожу растворы и начинаю печатать снимки. Фотография начинает становиться моим проклятием. Как говорила баба Зина, проведшая остаток жизни в старообрядческом Саранчете: "Отдых должен заключаться в смене деятельности". Может, заняться музыкой? Гитары нет, денег на гитару нет, писать на компьютере давно неинтересно, хотя может просто стоит сесть и снова понравится. Никаких достижений, помимо небольшого прогресса в портретном деле, а ведь планы-то строились наполеоновские. Кишка, наверно, тонка.

Кстати, о внутренностях. Закончился курс антибиотиков, приуроченный к моему страху в скором времени окочуриться. Да, друзья мои, выясняется что я боюсь смерти! Я был твёрдо убеждён, что от этого страха у меня давно выработано противоядие... Последующие за страшными симптомами ковыряния во мне специалистов разного медицинского толка поставили меня перед фактом: 2-недельный курс антибиотиков и никаких гвоздей. Повиновался. Я забыл, когда препараты по совету врачей принимал, и вообще забыл как они, врачи, выглядят. Ничего так, разные, и пациенты тоже забавные.

Тем временем в минувшую пятницу ко мне наведались аж два человека из прошлого: любимый Стас, с которым мы познакомились на кинооператорском отделении НГТУ в 2000 году, и любимый Снегирь, с которым я познакомился ещё раньше в ИнЯзе (вообще-то его так называют только старые школьные друзья, как он мне недавно поведал, но я с ним знакомился именно как со Снегирём, а не как с Симбой для остальных). Снегирь работает алкобарыгой, вся жизнь его пропитана спиртом (при этом типичных атрибутов бухарика в его внешности не ищите), растит двух детей и сохраняет распиздяйские но очень серьёзные отношения с реальностью. В общем, ребята завалились ко мне с разрывом в несколько минут и с пивом каждый, в то время как я допивал убивающие всё живое внутри капсулы, которые с алкоголем не дружат. Они отправились дальше, в то время как на первом этаже в кафе Вова праздновал свадьбу дочери, а мою каморку наполняли прихожане, некоторые также с алкоголем. Сначала шумно, потом темно и тихо как в могиле, но спать невозможно, сон нейдёт... Приходила ещё до сборища дама из кафе, прознала что я классические портреты делаю и решилась всю свою красоту запечатлеть. Я откопал оставленную Антохой Ultrafine 400 и зарядил её в Практику, решив что так надёжнее. Отщёлкакл даму.

В воскресенье перед отъездом Снегирь с другим Лёхой, Петровым, заехали за мной с целью окультуриться. Долго думали куда ехать, в итоге желание гостя было свято и мы направились на Винзавод. Предварительно я отщёлкакл Лёху с Лёхой. Фотогеничные оба, каждый по своему. Лёша (Петров) водит недавно, и я, сидя на заднем сиденье рядом с детским креслицем, сжимался при каждом Лёшином манёвре. Свежи ещё в душе воспоминанья двухлетней, а потом годовалой давности. На Винзаводе посетили Best of Russia (в целом ощущение поганое, за горсткой исключений), съели по блину (масленица-таки), побродили по унылым модернартовским галереям и в качестве десерта зашли на выставку женского фотопортрета (не уверен как называется, типа "Женщина в жару") и наконец-то получили (по крайней мере я) долгожданный катарсис с апофеозом. Сходите, всем рекомендую, особенно женщинам на пороге старения, хотя, возможно, не стоит... Красиво!

Мы со Снегирём отпустили Петрова (тоже молодого папашу) к семейству, сами же пошли гулять с поллитрой вискаря (мой противожизненный курс уже закончился). Догулявшись до темноты и вернувшись в хижину, мы допили виски, и тут приехала Кристина за снимками. Лёшу я отпустил восвояси, с Кристиной поболтали, я её проводил и сел на диванчик. Долго глядел в одну точку, потом решил закончить день на позитиве и проявить отснятую плёнку. На 15-й минуте проявки я решил глянуть как там плотность негатива (по Ваняткиному совету), решил попроявлять ещё минут 5. В итоге большая часть негативов получилась позитивно-негативными, остальные - тупо в позитиве. Закончил воскресенье позитивно, ничего не скажешь. И дама из кафе, и пятничный сбор, и Лёша с Лёшей, и Юля с глиной - все пошли гулять в пизду по рыжики, материал нематериален.

Пока гулял с Лёхой, наведался на свою старую квартиру, раскулачил хозяев на свои старые подушки - теперь можно спать и не слышать громко своего пульса, как было, когда я использовал в качестве подушки свёрнутый спальник. Антоха завёз мне сегодня вагончик стрёмной Shanghai GP3 с артефактами ракорда на эмульсии. Это хорошо, потому что запасы плёнки истощились. При грамотной проявке и печати можно получить замечательные портреты даже на этот мусор, опыт есть.

И ещё. Я Кристине признался, что пока печатал её портрет - влюбился в неё. И это было не только с ней. Она очень смутилась, видимо, приняла это признание очень серьёзно. Я её успокоил, нельзя такие вещи серьёзно воспринимать, а лучше их не говорить наверно. Сказал, что абсолютно не рассчитываю на эмоциональные инвестиции с романтическими дивидендами. Я к тому, что когда такое происходит, результат получается очень. Очень-очень. А то, что во мне какое-то количество любви булькает пока я работаю с моделью (при съёмке или печати) - это ведь никому кроме меня повредить не сможет. Я надеюсь, даже наоборот. А что касается моего марафона недельной давности, то кроме Кристины результаты удручающие. Надоело мне снимать уличные сценки.

Из трёх миниатюр Кристина выбрала ту, которая показалась мне лучшей (см. выше), хотя все три были неплохи.

Смотрю Вырыпаева, слушаю Нину Симон, читаю Керуака.
Кушаю "Геркулес".

Love & Peace!!!

канем в лету

Завтра последний день лета 2011 года, и можно остановиться, перевести дух и подытожить нажитый опыт.

Лето началось с переезда клуба PIXID с Водного Стадиона на Динамо, который стал возможен благодаря связям Артура. Часть вещей до сих пор валяется на старой территории, но всё самое необходимое вроде перевезли в "Избу". Поскольку я мысленно был уже в деревне, в перевозке я принимал более чем скромное участие.

В десятых числах я прибыл в Николаевку, где я не был 3 года. Дальше откладывать было некуда, так как у мамы юбилей и не приехать было бы чистой воды свинством. Мы приехали и очень хорошо провели время - благо торопиться в деревне никуда не надо. Самогона, плёнки и свободного времени было в достатке, поэтому я даже успел подать заявление на выдачу загранпаспорта, так как старый мой истёк ещё в декабре.

Пока я пребывал в блаженном опьянении родным воздухом и домашним самогоном, в райцентре пристрелили Лёшу Кузнецова, который учился на два класса старше меня. Лёша отслужил в десантных войсках и на тот момент занимался бизнесом в Тайшете, раскатывал на недавно купленном чёрном "Мерседесе" и считался крёстным папой нашей деревни. Хоронили в Николаевке, провожало полдеревни. На похоронах меня не было, я в тот день покупал маме в городе подарки.



Отпраздновав юбилей, мы поехали дальше - Оля с карапузами к родителям в Бодайбо, где Ульянка отметила своё пятилетие, а я выдвинулся обратно в Москву отрабатывать аренду квартиры. На половину лета мы подсдали комнату Лёше Родомакину, с которым учились в иркутском ИнЯзе. Лёша, как всякий нормальный мужчина, не дурак выпить, поэтому мы весело проводили время. Этому способствовал тот факт, что у Лёши завалялась пятилитровая бутылка с коньяком, привезённая друзьями из Краснодарского края.

Распорядок дня в июле был такой:
- подъём в районе 10 утра;
- работа до 2-3 дня;
- пробег по городу с фотоаппаратом до наступления темноты;
- проявка с одновременной дизинфекцией внутренностей в компании Лёхи где-то до 2-4 часов ночи.

Помимо вышеперечисленной рутины, июльская действительность перемежалась встречами со старыми друзьями, пьющими и не очень:
- впервые встретился в офлайне с Машей Колосовой, с которой был знаком по интернету уже лет 10 как. Маша притащила с собой свою подругу Риту, которой я проявил плёночку FOMAPAN 400 (к моей радости, Рита сказала, что это была лучшая проявка на её долгой практике). Рита оказалась фоторедактором Ленты.ру.
- заезжал Стас из Питера по работе, ему нужно было установить мультимедийную панель в каком-то ресторане, где ему указали на неподобающую обувь. Дал ему погонять свои почти неношенные туфли ECCO, которые впоследствии подарил по смс, а то этот дурак их покупать у меня собрался.
- заскакивала по дороге из Якутска в Питер Соня Тугутова.
- после долгой паузы снова повстречался с Вовкой Шумиловым, с которым познакомился в 2002 году в вагоне поезда по дороге из Москвы в Новосибирск.



Разумеется, бывал в клубе, где летом было, впрочем, совсем не людно. В одну из таких встреч Ваня с Юрой притащили мне в подарок BESSA-L и сказали что от всех. Меня растрогал этот факт, учитывая, что у меня были подозрения что ребятам надоело это еле булькающее болото и они вообще перестанут появляться. А тут на тебе! И Денис деньги за клуб тащит за две недели до срока, что приходится его останавливать, и Юлька, лишившись заработка, тоже тащит деньги... Неужели так всю жизнь - полунищие но гордые?

Перед отъездом на Азов съездил с Лёшей в лабораторию Henkel, где мы из алюминия и клеёв соорудили этажерку для печати фотографий. Из лаборатории уезжали под утро усталые но довольные. Потом Лёха съехал а я поклеил в кухне обои.

За день перед отъездом возвращаясь домой с фотоохоты увидел в парке двух милых девушек, одна снимала другую. Давно хотел обнаглеть до степени приставания к незнакомкам с предложением сделать портрет. Сначала я сфотографировал их втихушку, затем в открытую, дал визитку и отправился дальше. Потом вернулся и предложил сняться на средний формат - они согласились. В общем, затащил их к себе и как мог отснял. Балерина в отставке и начинающая актриса - очень благодатный материал, я так думаю. В общем, успел им подарить даже пару отпечатков.



Прискакал на Киевский вокзал, запрыгнул в вагон, подарил кому-то из провожающих проездной на метро с 10 поездками и заснул. Через полтора суток был в Анапе. Приехал в аэропорт, через час-полтора прилетели мои - целый выводок. Сели в две машины и поехали в Голубицкую, где были забронированы апартаменты. По дороге Улька изрекла: "Мама, ты у меня самая любимая а папа - самый красивый". Я даже оторопел. "Отчего?" - спрашиваю. "Наверно из-за бороды" (я на тот момент вырастил достаточно заметную небритость).

Приехали - море. Пляж, соки-воды-пиво-вино-коньяк, кукуруза сочная красивая полезная молодая симпатичная, варёные раааааааки и всё такое. Шахматы. Детям, разумеется, мороженое, аттракционы и всё такое. Периодически снимал, но часто приходилось присматривать за детьми, которых в нашей компании было аж шестеро, поэтому сконцентрироваться на фотосъемке особо не удавалось.

Пока суд да дело, я пытался проникнуть в недра PORTFOLIO REVIEW RUSSIA с целью пристроиться туда переводчиком-добровольцем, однако и в этом, казалось бы, плёвом деле потерпел фиаско. Не такой я бравый хлопец как мне казалось. Хотелось бы посмотреть какие авторы прошли и благодаря каким работам.



За три дня до отъезда из Голубицкой поехали в тур с довольно импозантной экскурсоводшей. Проезжали через Новороссийск, доехали до Пшадских водопадов, там же навестили местную достопримечательность - дольмены так называемые. Это такие захоронения-не-захоронения, в общем бетонные сооружения якобы доисторического характера и якобы обладающие магическими свойствами.

Водопады мне посмотреть почти не удалось, дошёл только до нижнего, там и остался присматривать за детишками, поскольку тащить их выше было опасно и тяжело. Пофотографировал сколько успел, совсем немного, поскольку дети норовили залезть в ледяную воду и неизвестно какая там глубина. Водопад красивый, дольмены не понравились.



За день до отъезда поехали в Кучугуры на грязевой вулканчик, в котором я барахтался в прошлом году. Поиграли в чушек, получили массу удовольствия, отмылись, поехали домой. Как потом говорила Оля, она не сводила глаз со спидометра , где стрелка скакала между 120 и 140, в то время как водитель обгонял одного за другим. В общем мы разбились. Каким-то чудом удалось избежать лобового столкновения, хотя оно нам светило. Дураки, ехавшие перед нами, решили свернуть налево как раз в тот момент, когда наш дурак пошёл на обгон - это нас спасло, иначе было бы вероятно лобовое и не было бы этой публикации.

Лошадь отделалась лёгким испугом. Я не успел испугаться, только как-то крякнул или ухнул или эхнул. Когда машину вынесло на обочину и развернуло, я выскочил и долго пытался открыть заднюю дверь, чтобы эвакуировать женщин и детей, которые были первые в шоке, вторые в истерике. Дверь была заблокирована, и тут водитель пришёл в себя и отворил. В этот момент на него неслась толпа идиотов из подрезавшей нас иномарки с матерными криками и угрозами неинтересного мне свойства. Он был безмолвен. Через полчаса или чуть меньше нас подобрало другое такси и тихо-тихо довезло до дома.



Дома я настоял на том, чтобы отметить начало новой жизни вином, которое мы купили у женщины, торговавшей арбузами, благодаря которым произошла авария и мы остались целы. Женщина сама была на волоске от смерти - кретины, подрезавшие нас, захотели вдруг на скорости света купить у неё арбуз, и, когда мы пихнули их в зад, они чуть было не снесли её киоск, из которого она явно не успела бы сбежать.Было решено отметить позже, но по стаканчику мы успели опрокинуть. Через некоторое время я получил смску и, спрятавшись ото всех, поплакал. Потом пошёл и купил бутылку водки.

Когда мы ездили на водопады, по дороге в Иркутск в аварию с пятью смертельными исходами попала моя крестница. Мы не очень часто общались, но в последнее время Оля часто посылала мне смски, а я иногда отправлял ей подарки. Оля отучилась в ПТУ на программиста, при этом, как многие программисты, не умела программировать, поэтому работала на авиазаводе непонятно кем. В одном из телефонных разговоров я спросил её чем бы она хотела заниматься, на что она ответила, что хотела бы стать фотографом (она не была в курсе моего увлечения фотографией). Я пообещал познакомить её с фотошопом и даже отправил ей для этой цели веб-камеру, чтобы по скайпу наглядно всё объяснять. Как всегда, я прообещался и не успел дать ей ни одного урока. Позже мне сказали, что когда тела извлекли из авто, у Оли в мозгу нашли детали от фотоаппарата. Вот такая складная и безобразная история.

Доехали до Анапы, сели в поезд, ели-пили-спали, приехали в Москву. Разместились в нашей мелкой двушке пятеро взрослых и шестеро детей. Пытались с переменным успехом устроить культурную программу, но сильно этому препятствовала привезённая с Азова какая-то гадость. Всех тошнило. Сначала Павлика, потом по очереди остальных детей и взрослых. Маленькую Ксюшу не тошнило, но орала она не хуже потерпевших. Я, считая себя почти всегда и почти во всём нонконформистом, блевать отказался. Меня пронесло. Потом ещё раз пронесло. Потом ещё и ещё и ещё и ещё. Видимо, из солидарности с блюющими. Для профилактики пили чачу. Чача не помогала, но выпили до последней капли, потому что вкусно.

За лето я прочитал "Утопию" Сэра Томаса Мора, часть The Grass Is Singing (Doris Lessing) и "Хромую судьбу" Стругацких. Посмотрел урывками "Пегий пёс, бегущий краем моря" - обязательно пересмотрю целиком, ибо - шедевр, с первого кадра было понятно, концовку смотрел не отрываясь. Ещё с Улькой несколько раз пересмотрел "Чудака из 5-го "Б". В наушниках большую часть времени играла звуковая дорожка к "Мертвецу" Джармуша, Joanna Newsom, Jill Tracy и Portico Quartet.
  • Current Music
    Микаэл Таривердиев - Я такое дерево