Category: кино

Category was added automatically. Read all entries about "кино".

последний сеанс



Вчера, просматривая последние эпизоды Mad Men, заметил в руках Дона Дрейпера книжку "The Last Picture Show". Порылся в интернете и нашёл фильм, поставленный по этой книге Питером Богдановичем. Сегодня посмотрел. Молоденький Джефф Бриджес, и масса других интересных актёров. Допустим, Тимоти Боттомс, исполняющий главную роль, позже сыграл в культовом фильме моего детства "Мио, мой Мио", где, как оказывается, свою первую полноценную роль сыграл, теперь уже заслуженный бэтмэн, Кристиан Бейл. До этого я видел только один фильм Богдановича, "Бумажную луну" 1973 года, которая уже успела стереться из моей памяти, хотя напрасно, ибо фильм чудесный и не зря получивший Оскара. В общем, пока свежо воспоминание, я горячо всем рекомендую посмотреть "Последний киносеанс", не пожалеете. То же относится и к "Луне".

Тем временем, замечательный Бриджес, несмотря на свою внушительную фильмографию, только недавно получил свою вожделённую статуэтку, и я догадываюсь, что отчасти этой награде способствовали его глубокие морщины и серебристые седины. Всё это я к чему?

Где-то с месяц назад Кристина, моя главная поставщица моделей и иногда головняков, взяла меня за хобот и потащила меня к своему преподавателю, Владимиру Валерьевичу Перцову с целью сделать его фотопортрет. Перцов, имеющий роскошную родословную с князьями и родовым гербом, как полагается, оформил сотни детских и не только книг, а главное - нарисовал обложку к букварю, по которому учился не только я, но, скорее всего, большая часть населения Советского Союза. Кристина имеет целью помочь Владимиру Валерьевичу ввиду его 80-летия сделать из него народного художника, поскольку заслуженным ему быть видимо мелковато. Оставим в стороне личные мотивы патриарха и его ученицы, замечу только, что когда я подумал сегодня об Оскаре Бриджеса, я тут же вспомнил Перцова и сел писать то, что сейчас пишу. Когда мы разминались медовухой да водочкой перед съёмкой, мне пришла в голову мысль, что ставить под сомнение народность художника, оформившего учебник, по которому учились большинство живущих в нашей стране людей - полнейший идиотизм. Согласитесь, что если кто-то и устал учиться, когда дело дошло до таблицы умножения, букварь помнят все. По крайней мере обложку (вспомните анекдот про экзаменационный вопрос "Какого цвета обложка?"). Народнее может быть только Библия, хотя читать Библию минуя букварь тоже как-то неловко. В общем, вкратце эту мысль я за столом озвучил и мы за это "немедленно выпили".

На Перцова у меня ушла плёнка с небольшим, потом он нас пригласил в Российскую Академию Искусств на бенефис ещё двух академиков, где я поболтал с тапёром, поснимал богему и вдоволь насосался халявного калифорнийского красненького. На днях сгонял к нему и выяснил какие из кадров напечатать в большом формате для публикации. Как ни странно, наши мнения совпали, хотя в момент съёмки он периодически посматривал на меня с недоверием и всё жаловался на фотографов с их искажённым восприятием реальности, за что после, впрочем, извинялся.

В общем, модели текут рекой, плёнка заканчивается, и я снимаю всё меньше. "Дао де дзин" говорит, что высшая форма деятельности - это бездействие, и я потихоньку начинаю уходить в высшие сферы творчества, валяясь на диване и изредка прогуливаясь до магазина. Как только закончатся финансы - и в магазин не за чем будет ходить, и тогда начнётся чистый дзен.

Факт: мальчик на обложке букваря срисован с сына Перцова.